VIII

ИБН АЛ-АСИР

ПОЛНЫЙ СВОД ИСТОРИИ

ТАРИХ АЛ-КАМИЛЬ

VIII, 21. В этом же, 296 [908/9], году Юсуф ибн-абу-с-Садж был назначен правителем областями Азербайджаном и Арминией, (обязавшись) вносить за них аренду сто двадцать тысяч динаров в год. И отправился он туда из Динавера.

Дело Юсуфа ибн-абу-с-Саджа

VIII, 34. С самого начала первого везиратства ибн-ал-Фурата Юсуф-ибн-абу-с-Садж стоял во главе управления Азербайджаном и Арминией, сосредоточивая в своих руках заведывание войной, молитвой, судебными и другими делами. Он обязан был вносить в диван халифа известную сумму денег. По отстранении ибн ал-Фурата и назначении везиром ал-Хакани, а после него — 'Али ибн-‘Исы, Юсуф [79] зазнался и задержал отправку части денег. 25 Таким образом у него накопилось столько денег, что он почувствовал себя в состоянии отказаться от повиновения (халифу). В таком положении он оставался до этого года. Узнав об аресте везира 'Али ибн-‘Исы, ибн-абу-с-Садж притворился будто халиф послал ему грамоту о назначении его правителем Рея и что везир 'Али ибн-'Исы выхлопотал ему это назначение и послал ему грамоту. Собрав войска, ибн-абу-с-Садж выступил в Рей, которым управлял Су'лук Мухаммед ибн-'Али от имени владетеля Хорасана, эмира Насра ибн-Ахмеда ибн-Исма'ила ас-Самани. Дело в том, что Су'лук захватил было Рей и зависящие от него области в везиратство 'Али ибн-'Исы, но потом прислал в диван халифа прошение о назначении его правителем названной области с условием внести им известную сумму денег.

Узнав о выступлении Юсуфа ибн-абу-с-Саджа против него, Су'лук ушел в Хорасан, а Юсуф вступил в Рей и овладел им, Казвином, Синджаном и Абхаром. Но как только Муктадир узнал о таком поступке Юсуфа и о том, что будто бы 'Али ибн-'Исы послал ему (Юсуфу) грамоту о назначении и военное знамя, он отверг это и счел крайне возмутительным.

Что же касается Юсуфа, он написал везиру ибн-аль-Фурата письмо, которым известил его, что 'Али ибн-'Исы прислал ему грамоту о его назначении управляющим этих провинций и что он завоевал их и выгнал из них мутагаллибов. Он этим оправдывался и ссылался на громадные средства, которые он потратил на это. Это показалось Муктадиру невыносимым и он приказал ибн-ал-Фурату спросить 'Али ибн-'Исы о том, что говорил Юсуф; он призвал его (‘Ису) и допрашивал его, но 'Иса отрицал это и сказал: “Спросите об этом секретарей и свиту халифа, ибо грамота и знамя должны обязательно быть посланы через кого-нибудь из слуг халифа или кого-либо из его военачальников”. Убедившись, что 'Али ибн-'Исы говорит правду, ибн-ал-Фурат написал ибн-абу-с-Саджу послание, в котором он выразил ему неодобрение по поводу его вмешательства в дела этих областей и его лжи по отношению к везиру 'Али ибн-'Исы, а затем снарядил войска для ведения войны против него.

Выступление войск состоялось в 305 [917/8] году; во главе их стоял Хакан ал-Муфлихи и некоторые другие полководцы, как-то: Ахмед ибн-Масрур ал-Балхи, Сими ал-Джазири и Нихрир младший. И выступили войска и столкнулись с Юсуфом и сразились с ним, но он их разбил, [80] обратил в бегство и взял несколько из них в плен и с позором ввел в город на верблюдах. Вслед за тем халиф послал против него (Юсуфа) слугу своего Му'ниса во главе большой армии. К Му'нису присоединилась и та армия, которой командовал ал-Хакани, отстраненный халифом от управления ал-Жабалем, назначившим на его место Них-рира младшего.

И выступил Му'нис; к нему явился с просьбой об амане Ахмед ибн-'Али, брат Мухаммеда ибн-‘Али Су'лука, и он принял его с почетом и одарил его.

И написал ибн-абу-с-Садж (халифу) и просил о благорасположении его и о назначении правителем Рея и его области, обязуясь вносить ежегодно в государственную казну семьсот тысяч динаров, не считая того, что будет израсходовано на содержание армии и других, однако Муктадир отказал ему в этом, сказав, что он не утвердит его правителем Рея даже на один день, если бы он даже предложил полную землю денег, так как он совершил подлог. Узнав об этом, ибн-абу-с-Садж ушел из Рея после того, как он его опустошил и собрал в течение десяти дней харадж с его жителей; правителем же Рея, Казвина и Абхара халиф назначил Васифа ал Бектемири.

Тогда ибн-абу-с Садж просил назначить его управляющим тех областей, которые фактически были в его руках, и ибн-ал-Фурат посоветовал удовлетворить его просьбу, но против этого возразили придворный Наср и ибн-ал-Хавари, сказав, что нельзя удовлетворить его просьбу, пока он не наступит на ковер 26. Ибн ал-Фурат был обвинен ими в сговоре с Юсуфом и симпатии к нему, вследствие чего между ними и ибн-ал-Фуратом возникла вражда.

Муктадир, однако, отказался удовлетворить его (Юсуфа) просьбу, пока он лично не явится к нему и не будет служить ему.

Увидев, что его кровь 27 в опасности, если он явится служить ему (халифу), ибн-абу-с-Садж вступил в войну с Му'нисом и (разбил его). Му'нис бежал в Зинджан, один из его военачальников, Сима ибн-Бувайх, был убит, а некоторые, в том числе Хилаль ибн-Бадр, были взяты в плен и с позором введены в город Ардебиль на верблюдах. Что касается Му'ниса, то он остался в Зинджане для того, чтобы собрать (новые) войска и ждать подкреплений, которых он просил у халифа. [82]

Ибн-абу-с-Садж снова написал Му'нису о мире, о чем между ними происходила переписка. Об этом же Му'нис писал халифу, но тот не удовлетворил его просьбу.

В мухарамме 307 [июнь 919] года в везиратство Ха'мида ибн-ал-Аббаса, Му'нис, собрав большую армию, выступил против Юсуфа, и они сразились у ворот Ардебиля, причем войска Юсуфа были разбиты и сам он и некоторые из его полководцев взяты в плен и приведены Му'нисом в Багдад, куда они вступили в мухарраме же. Юсуф был введен в Багдад также с позором на верблюде в бурнусе с лисьими хвостами. Он был введен к Муктадиру, а затем заключен в темницу в доме халифа, у домоуправителя Зейдана.

После того, как Му'нис одержал победу над ибн-абу-с-Саджом, правителем провинции Рея, Денбавенда, Казвина, Ахбара и Зинджана он назначил 'Али ибн-Вахсудан, разрешив ему доходы с них расходовать на содержание его армии, правителем же Испахана, Кумма, Кашана и Савы назначил Ахмеда ибн-'Али Су'лука, после чего он покинул Азербайджан.

Состояние (этих) областей после ухода Му'ниса

VIII, 35-36. Как только Му'нис ушел из Азербайджана в Ирак, Сабак, гулам Юсуфа ибн-абу-с-Саджа, ринулся на Азербайджан и завладел им. У него собралось много войск. Против него Му'нис послал Мухаммеда ибн-Убайдаллах ал-Фарики, которого он назначил правителем тех областей, и он пошел против Сабака и сразился с ним, был разбит и обращен в бегство и ушел в Багдад. И укрепился Сабак в стране, а затем послал халифу просьбу об утверждении его правителем Азербайджана, и халиф удовлетворил его ходатайство и наложил на него двести двадцать тысяч динаров в год. Ему были посланы почетные платья и грамота о его назначении, однако он не выполнил возложенного на него (обязательства).

Позднее там восстал Ахмед ибн-Мусафир, владетель Тарима, против своего племянника, 'Али ибн-Вахсудана, жившего где-то в области Казвина, убил его в его постели и бежал в свой город. Вместо 'Али, сына Вахсудана, халиф назначил Васифа ал-Бекдемири, а Мухаммеда ибн-Сулеймана, начальника войск, назначил заведующим хараджом в нем (Казвине).

VIII, 37-38. В этом, 306 [918] году в джумаде II [в ноябре] был взят под арест везир абу-л-Хасан ибн-ал-Фурат, второе везиратство которого продолжалось всего год, [82] пять месяцев и девятнадцать дней. Причина его ареста та, что он задержал выдачу всадникам их содержания (жалованье), оправдываясь перед ними недостатком средств, которые были израсходованы на ведение войны с ибн-абу-с-Саджом, и тем, что доходы сократились благодаря захвату ибн-абу-с-Саджом поступлений с Рея и его области. Вследствие этого войска подняли страшный бунт и вышли к ал-Мусалле. Ибн-ал-Фурат просил Муктадира отпустить из личной казны двести тысяч динаров, к которым он прибавит еще двести тысяч, которые он сам достанет, и всю эту сумму выдать на содержание войск. Это произвело на Муктадира тяжелое впечатление, и он послал сказать ибн-ал-Фурату: “Ты поручился мне обеспечить все войска, удовлетворить все уже установленные расходы и, кроме того, вносить в мою казну ежедневно то, что ты обязался доставлять, но я вижу, что ты просишь выдать тебе из частной кассы”. Ибн-ал-Фурат сослался на недостаток доходов и на то, что ибн-абу-с-Садж захватил часть доходов, а часть ушла на войну с ним. Однако, Муктадир не внял его доводам и остался им недоволен.

По другой версии причина ареста ибн-ал-Фурата состояла в том, что кто-то сказал Муктадиру, что ибн-ал-Фурат хочет послать для войны с ибн-ал-с-Саджом Хусайна ибн-Хамдана с той целью, чтобы он, по прибытии туда, соединился с ним (ибн-абу-с-Саджом) против халифа. Позднее ибн-ал-Фурат действительно советовал Муктадиру послать Хусайна против ибн-абу-с-Саджа, и ибн-Хамдан был убит в джумаде I, а ибн-ал-Фурат был арестован в джумаде II.

VIII, 46-47. В этом, 310 [922/3] году халиф Муктадир выпустил из тюрьмы Юсуфа ибн-абу-с-Саджа по ходатайству Му'ниса, слуги (аль-хадим). Он был принят Муктадиром, ему было пожаловано почетное платье и он был назначен военачальником Рея, Казвина, Абхара, Зинджана и Азербайджана с обязательством вносить ежегодно в государственную казну пятьсот тысяч динаров, помимо жалованья войскам, стоявшим в тех областях... И выступил Юсуф из Багдада в Азербайджан в джумаде II. Прибыв туда, Юсуф нашел, что его гулам Сабак уже скончался.

О захвате ибн-абу-с-Саджом Рея

VIII, 49. В этом, 311 [923/4], году выступил ибн-абу-с-Садж из Азербайджана в Рей. С ним сразился Ахмед ибн-'Али, брат Сулука, но войска Ахмеда были обращены [83] в бегство и сам он был убит в сражении и его голова послана в Багдад.

Мы уже упомянули, что Ахмед ибн-'Али покинул своего брата Су'лука и отправился к Муктадиру, который назначил его правителем Рея, но позднее Ахмед выказал неповиновение Муктадиру, восстал против него и заключил перемирие с Маканом ибн-Кали и сыновьями Хасана ибн-'Али ал-Утруш, находившимися в Табаристане и Джурджане. Ахмед был убит в конце зу-ль-хиджи, а ибн-абу-с-Садж завладел Реем и вступил в него также в зу-ль-хидже того же года, но в начале 313 года ушел оттуда в Хамадан, оставив заместителем там своего гулама Муфлиха; однако жители Рея выгнали его из города и он присоединился к Юсуфу, который снова возвратился в Рей в джумаде I 313 года (июле 925) и завладел им.

О выступлении ибн-абу-с-Саджа в Васит

VIII, 55. В этом, 314 [926/7], году Муктадир назначил Юсуфа ибн-абу-с-Саджа начальником областей Востока 28 и разрешил ему собирать подати в них и расходовать их на своих военачальников и на войска. Халиф приказал ему прибыть из Азербайджана в Багдад и отправиться затем в Васит, чтобы оттуда двинуться в Хаджар для ведения войны против абу-Тахира ал-Кармати. Юсуф выступил в Васит, где находился Му'нис ал-Музаффар, который, как только Юсуф подошел к Васиту, поднялся (по Тигру) в Багдад, чтобы там остаться. Возвращаясь в Багдад, Му'нис предоставил в распоряжение Юсуфа доходы с хараджа провинций Хамадана, Сивы, Кумма, Кашана, маха Басры и маха Куфы и Маспадана — на личные расходы для ведения войны с карматами. Все это было тоже устроено везиром ал-Хасиби.

VIII, 56. В этом же, 314 [926], году в раби'е II [июле] напали румы на Малатию и его окрестности, имея во главе Доместика и Малиха-армянина, начальника ад-Дуруба. Они расположились у Малатии и осадили его, но жители его держались крепко. Открыв ворота со стороны предместья, румы вступили в город, но жители сразились с ними и выгнали их из него, так что они ничего не достигли в городе, но разорили много селений, извлекли трупы умерших из могил, поиздевались над ними и ушли. Жители Галатии отправились в Багдад просить помощи, но она не была им оказана, и они возвратились ни с чем. [84]

Приход карматов в Ирак и убийство Юсуфа ибн-абу-с-Саджа

VIII, 57-59. В этом, 315 [927/8], году были получены, известия о выступлении абу-Тахира ал-Кармати из Хаджара по направлению к Куфе. Потом были получены сведения из Басры, что он прошел мимо них (жителей Басры) к Куфе. Муктадир сообщил об этом Юсуфу ибн-абу-с-Садж и велел ему поспешить в Куфу, и тот выступил туда из Васита в конце месяца рамадана. В Куфе были приготовлены ему и его войскам помещения, но как только абу-Тахир ал-хаджари подошел к городу, войска султана бежали из него, и абу-Тахир завладел им и теми помещениями и провиантом, а там было по сто курров муки и ячменя, и, так как у абу-Тахира уже вышла провизия и корм, то он подкрепился тем, что захватил у них (своих врагов).

Юсуф достиг Куфы в пятницу, восьмого шаваля, спустя день после того, как прибыл туда Кармат, который, поэтому, и отрезал его от города.

Прибыв туда, Юсуф предложил карматам покориться Муктадиру; в противном случае он начнет против них войну в воскресенье. “Мы подчиняемся только одному всевышнему богу”, ответили ему карматы, — “а война между нами пусть будет завтра утром”. На следующий день “подонки” воинов начали переругиваться и бросать друг в друга камни. Юсуф, увидев, что число карматов невелико, отнесся к ним с презрением и сказал: “Через час эти собаки будут в моих руках”. Презрительно отнесясь к ним, он даже предложил, не столкнувшись еще с ними, составить послание о победе и послать эту радостную весть (халифу). И выступили войска друг против друга, и бились с утра субботы до заката солнца; и выказали обе армии большую стойкость. Заметив это, абу-Тахир бросился сам в войну вместе с некоторыми лицами, на которых он полагался; он ринулся с ними на армию Юсуфа, смолол ее и сокрушил. Войска Юсуфа обратились в бегство, а сам вместе с некоторыми из своих попал в плен, что случилось во время заката. Пленных карматы повели в свой лагерь, и абу-Тахир поручил врачу лечить раны Юсуфа. Когда весть об этом дошла до Багдада, страх перед карматами овладел всеми высшими и низшими классами, и они решили бежать в Хульван и Хамадан...

И отправил Му'нис ал-Музаффар своего друга Ялбака во главе шести тысяч воинов захватить лагерь карматов, на западе от Ефрата, и освободить ибн-абу-с-Саджа. [85] Войска достигли указанного места. Абу-Тахир перед тем сел в лодку рыболова, за что он ему дал тысячу динаров, и переправился через Ефрат, так что он был уже у своих, когда войска Му'ниса прибыли туда. Увидев это, его войска приободрились. И завязался между этими двумя армиями сильный бой и войска халифа обратились в бегство. После этого абу-Тахир приказал привести ибн-абу-с-Саджа и убить его вместе с теми из его людей, которые попали в плен, так как он видел, как ибн-абу-с-Садж вышел однажды из палатки смотреть — не освободят ли его прибывшие войска, которые крикнули ему: “Радуйся избавлению!” Ибн-абу-с-Саджа называли благородным (щедрым) шейхом за дарованные ему богом свойства: совершенство и щедрость.

О захвате Асфаром Джурджана

VIII, 59-60. В этом, 315 [927/8], году Асфар ибн-Ширвайхи дейлемит завладел Джурджаном. Его деятельность началась с того, что он был одним из приверженцев Макан ибн-Кали дейлемита, но так как он был человеком дурного нрава и неуживчивым, то Макан удалил его из своего войска. После этого он перешел к Бекру ибн-Мухаммед ибн-ал-Яса, когда тот находился в Нисабуре, и служил у него. Бекр ибн-Мухамед послал его захватить Джурджан. В то время Макан ибн-Кали находился в Табаристане, а его брат, абу-л-Хасан ибн-Кали — в Джурджане, где он держал в тюрьме абу-'Али ибн-л-Хусейна ал-Утруш аль-'алави. Однажды ночью абул-л-Хасан ибн-Кали выпил; с ним были и некоторые его друзья, которых он после выпивки разместил по разным комнатам, а сам остался в одном помещении с 'алавитом. Ночью он поднялся, чтобы убить 'алавита, но тот пересилил его и убил, а потом вышел из дому и скрылся. На следующий день утром 'алавит послал некоторым военачальникам сообщить о случившемся, и те обрадовались убийству абу-л-Хасана ибн-Кали: они вывели 'алавита, надели на его голову кулунсую и присягнули ему, так что он из пленного превратился в эмира.

Начальником над своими войсками 'алавит назначил Али ибн-Хуршида, и войска были им довольны. Затем сообщили о случившемся 'Асфару ибн Ширвайхи и просили его прибыть к ним, и он, отпросившись у Бекра ибн Мухаммеда, отправился в Джурджан, и вместе с 'Али ибн-Хуршидом твердо управлял этой областью. Против них выступил из Табаристана во главе своего войска Макан [86] ибн-Кали, но они сразились с ним, обратили его в бегство и выгнали его из Табаристана, в котором они остались вместе с 'алавитом. Играя однажды в шар, 'алавит упал с лошади и умер; после него умер и 'Али ибн-Хуршида, начальник войска. После этого Макан ибн-Кали вернулся обратно против Асфара и сразился с ним. Асфар был разбит и бежал к Бекру ибн-Мухаммед ибн-ал-Яса в Джурджан, где он и жил до скончания Бекра. В 315 году эмир ас-Са'ид Наср ибн-Ахмед назначил Асфара ибн-Ширвайхи правителем Джурджана, а 'Асфар пригласил к себе Мардавиджа ибн-Зияра ал-Джили, и тот явился к нему и был назначен военачальником, и он обошелся с ним очень хорошо. Затем они вместе отправились в Табаристан и захватили его.

Дальше мы расскажем о начале деятельности Мардавиджа и о превратностях его судьбы.

Об убийстве Асфара

VIII, 66-67. Одним из главных военачальников Асфара был некий Мардавидж ибн-Зияр из Дейлема; его Асфар послал к Салару, владетелю Шемиран ат-Турума, предложив ему подчиниться ему (Асфару). Это был тот Салар, сын которого сделался впоследствии владетелем Азербайджана и других областей. По прибытии к нему, Мардавидж и Салар начали жаловаться друг другу на те бедствия и муки, которые терпит народ, и они заключили между собою союз и решили отправиться к нему (Mapдавиджу) и совместно вести против Асфара войну. Чта касается Асфара, то он поехал в Казвин и стал ждать там ответа Мардавиджа; Мардавидж же написал некоторым военачальникам, которым он доверял, о состоявшемся между ним и Саларом соглашении, и те примкнули к нему, тем более что и войска отвернулись от Асфара из-за его дурного поведения, несправедливости и притеснений.

Среди лиц, обещавших помочь Мардавиджу, был и Мутарриф ибн-Ахмед, везир Асфара.

Итак, Мардавидж и Салар отправились к Асфару, до которого дошла весть о том, что его военачальники присягнули Мардавиджу. Он почувствовал недоброе. Это было после его истории с жителями Казвина...

Войска восстали против Асфара, и он бежал с некоторыми из своих гуламов и прибыл в Рей. Он хотел взять кое-какие деньги у своего наиба в этом городе, но тот дал ему всего пять тысяч динаров, сказав ему: “Ты эмир и ты в деньгах не нуждаешься”. Асфар покинуп на'иба и ушел в Хорасан и остановился и округе Байхак. [87]

Что касается Мардавиджа, то он возвратился из Казвина в Рей и оттуда написал Макану ибн-Кали в Табариcтан, приглашая его прибыть к нему, чтобы совместно действовать и поддерживать друг друга. Но Макан ибн-Кали рано утром пошел к Асфару, так как он притеснял население того округа, в котором он жил. Поняв последствия того, что он сделал, Макан ушел в Бест, а потом пошел в Рей через пустыню с целью добраться до крепости Аламут, в которой находились его семья и имущество. Но кто-то из его людей, отделившись от него, направился к Мардавиджу и известил его об этом. Мардавидж немедленно пустился по его (Асфара) следам, послав вперед одного из своих военачальников, который нагнал его в то время когда он (Асфар) расположился отдохнуть.

Военачальник приветствовал его, как эмира, и Асфар сказал ему: “Быть может, весть о моем намерении дошла до вас и ты послан за мной”. — “Да” — ответил тот. Люди, сопровождавшие его заплакали, но Асфар упрекнул их за это, сказав: “Ужели такими сердцами вы вооружаетесь? Ужели вы не знали, что высокие должности тесно связаны с бедствиями?” Затем Асфар, улыбаясь, подошел к тому военачальнику и спросил его о своих полководцах, которые выдали его и покинули его, и тот сообщил ему, что Мардавидж убил их. От этого его лицо просияло и он сказал - “Жизнь этих людей была комом в моем горле, а теперь я доволен; делай что тебе приказано”. Он думал, что военачальнику приказано было убить его, но тот сказал: “Мне не приказано причинить тебе вред", и он повел его к Мардавиджу, а тот передал его некоторым из своих военачальников, чтобы они доставили его в Рей. Но некоторые из друзей Мардавиджа заметили ему, что “большинство тех военачальников, кто теперь с тобой, были раньше у него, но потом ушли от него и, так как ты оттолкнул от себя большинство их тем, что убил их начальников, то кто может поручиться за то, что они завтра же снова не перейдут к нему и не схватят тебя?”. Тогда Мардавидж приказал убить (Асфара), а потом направился в Рей.

По другой версии убийство Асфара произошло таким образом. Направляясь в крепость Алатум. Асфар спустился в какой-то там вади, чтобы отдохнуть. И случилось так, что Мардавидж пошел охотиться и расспрашивать о нем (Асфаре). Заметив в одном вади несколько всадников. Мардавидж послал некоторых из своих узнать, кто они. Придя туда, они увидели Асфара ибн-Ширвайх и несколько лиц его свиты, которые направились в замок, чтобы [88] взять оттуда свои деньги и при помоши их собрать войска и снова вступить в войну с Мардавиджом. Они схватили его и тех, кто был с ним, и привели к Мардавиджу, который, увидев его, спустился к нему и зарезал его. После этого дела Мардавиджа упорядочились в стране и он возвратился в Казвин, милостиво отнесся к его жителям и обещал обращаться с ними хорошо.

Другие передают, что Асфар, почувствовав сильный голод, вошел в какую-то мельницу попросить у мельника что-нибудь поесть. Тот дал ему хлеб и кислое молоко, и он поел вместе с единственным сопровождавшим его гуламом. (В это время) явился в эту сторону Мардавидж. Подойдя к мельнице, он заметил следы от копыт лошадей. Спросив об этом, он получил ответ, что в мельницу вошли двое всадников. Внезапно войдя в мельницу, он увидел его (Асфара) и убил его.

О правлении Мардавиджа

VIII, 67. После того, как Асфар бежал от Мардавиджа, началось завоевание последним разных областей, а после того, как он победил Асфара и убил его, его власть усилилась и упрочилась. (Мардавидж) начал переходить из одной страны в другую и завоевывать один город за другим, одну область за другой. Так он завладел Казвином и обещал его жителям хорошо обращаться с ними, и они его полюбили. Потом он пошел в Рей и овладел им, а затем овладел Хамаданом, Канкуром, Динавером, Иездигердом, Кашаном, Испаханом, Джарбадаканом и другими. Однако, он стал дурно вести себя, особенно по отношению к жителям Испахана: он отнял у них имущество, бесчестил женщин, возгордился и сделал себе золотой трон, на котором сидел сам, и серебряный, на котором сидели высшие его военачальники. Когда он сидел на троне, войска стояли рядами и поодаль от него и никто с ним не говорил, помимо тех придворных, которых он назначил для этого. И люди страшно его боялись.

О занятии Мардавиджом Табаристана

VIII, 67. Мы уже упомянули о соглашении между Маканом ибн-Кали и Мардавиджом и об оказанной им, Маканом, помощи против Асфара. Но когда власть Мардавиджа утвердилась, его положение усилилось, и средства и войска его умножились, он захотел захватить Джурджан и Табаристан, находившиеся в руках Макана ибн-Кали. С этой целью он собрал свои войска и пошел на [89] Табаристан, но Макан твердо стоял против него, однако Мардавидж победил его и захватил Табаристан, правителем которого он назначил Билкасама ибн-Банджин, исфахсалара своего войска; это был решительный, храбрый и рассудительный человек. После этого Мардавидж пошел на Джурджан, которым управляли от имени Макана Ширзиль ибн-Салара и абу-'Али ибн-Турки; они бежали от Мардавиджа и он овладел им (Джурджаном) и назначил там Серхаба ибн-Бауса, дядю детей Билкасама ибн-Банджина, заместителем Билкасама. Таким образом Мардавидж объединил под властью Билкасама Табаристан и Джурджан. Совершив это, Мардавидж победоносно и с большой добычей возвратился в Исфахан.

Что касается Макана, то он ушел в Дейлем и обратился за помощью к восставшему там абу-л-Фадлу и тот оказал ему почести и пошел с ним в Табаристан. Здесь встретил их Билкасам и сразился с ними. Макан и мятежник обратились в бегство, причем мятежник ушел в Дейлем, а Маканн — в Нисапур, где он признал над собой власть Насра ас-Сайда. Он обратился к нему за помощью и тот подкрепил его большей частью своего войска и чрезвычайно усилил его.

Добравшись до него (Билкасама), Макан и абу-Али завязали с ним сильный бой, но они были разбиты и бежали в Нисапур. Позднее Макан ибн-Кали снова пошел на Дамаган, чтобы захватить его, но против него выступил Билкасам и отбросил его от города, и он возвратился в Хорасан.

Остальные сведения о Макане будут приведены дальше.

VIII, 67-68. В этом же, 316 [928/9], году вторгся доместик во главе громадного войска румов в Арминию и осадил Хилат, но жители его заключили с ним мир и он ушел от них после того, как он выкинул из мечети минбар и на его место поставил крест. Так поступил он и в Бидлисе. Жители Эрзена и других городов, устрашившись доместика, покинули свои города и их представители отправились в Багдад просить помощи у халифа, но она не была им оказана.

В том же году явились в Малатию, с топорами и мотыгами, семьсот человек румов и армян. Они притворились, что желают заработать трудом, но потом выяснилось, что их послал туда Малих-армянин, начальник ад-Дуруба с тем, чтобы они сдали город, когда он будет осажден.

Узнав об этом, жители Малатии перебили их и взяли то, что было с ними. [90]

VIII, 73. В этом же, 317 [929/30], году джазирские пограничные города, а имено: Малатия, Маяфарикин, Эрзен и другие оказались не в состоянии защищаться против румов потому, что халиф Муктадир биллах не мог помочь им; поэтому они решили подчиниться царю румов и отдаться ему. Они послали в Багдад просить разрешения отдаться румам, указав на свое бессилие и ходатайствовать о присылке войск для защиты от врага, но, не достигнув цели, они возратились обратно...

В этом же году доместик и Муфлих ас-Саджи, столкнувшись, сразились между собой, при этом доместик обратился в бегство, а за ним Муфлих вступил в страну румов.

VIII, 80. В том же, 319 [931], году ибн-ад-Дейрани и другие армяне, живущие на границе Арминии, вступили с румами в переписку и подстрекнули их вторгнуться в страну мусульман, обещая им победу. И двинулись румы в большом числе и разрушили Безерки, область Хилат и окружающие его селения, перебили много мусульман и много их взяли в плен. Когда весть об этом дошла до Муфлиха, гулама Юсуфа ибн-абу-с-Саджа, бывшего тогда правителем Азербайджана, он выступил во главе большого войска в Арминию, сопровождаемый большим числом добровольцев. Придя туда в рамадан, Муфлих направился к городу ибн-ад-Дейрани и его союзников, чтобы сразиться с ним. И он убил его семью и ограбил их имущество, сам же ад-Дейрани укрепился в своем замке.

Мусульманские войска перебили чрезвычайно много армян, по словам некоторых, до ста тысяч человек, но бог лучше знает.

И пошли румские войска на Сумсат и осадили его; поэтому жители обратились за помощью к Са'иду ибн Хамдана, которого Муктадир назначил до этого правителем Мосула и Дияр-Раби'и, обязав его совершать походы в страну румов, чтобы отобрать у них Малатию, жители которого, ослабев, заключили с румами мир и выдали им ключи от города, благодаря чему румы стали управлять мусульманами. Как только посланец жителей Сумсата прибыл к Са'иду ибн-Хамдана, последний, собравшись, спешно выступил к ним и прибыл в тот момент, когда румы чуть было не взяли город. Но как только Са'ид приблизился к ним (румам), они бежали от него. Оттуда Са’ид пошел в Малатию, где бымо много румов и войска Малиха-армянина, а также Бану ибн-Насифа, друга Муктадира, который (ибн-Насиф), попав к румам, принял христианство. [91]

Почувствовав приближение Са'ида, румы ушли из города, так как они боялись, что Са'ид атакует их со своей армией снаружи, а население города восстанет против них внутри и тогда они погибнут. Вот почему румы покинули город и в него вступил Са'ид, который, оставив там военачальника, ушел из него в шаввале, чтобы совершить поход в страну румов. Он послал вперед два конных отряда, которые перебили очень много румов еще до вступления в их страну.

Прибытие Вашмикира к своему брату Мардавиджу

VIII, 84. В этом же, 320 [932], году послал Мардавидж за своим братом Вашмигиром, живущим в Гилане. Посланцем к нему был ибн-ал-Джа'д, который рассказал (следующее). Мардавидж, послав меня за своим братом, прикззал мне употребить мягкость, чтобы заманить его к нему. Явившись туда, я расспросил о нем и мне указали на него. Он оказался в поле с некоторыми другими, сеявшими рис. Увидев меня, они направились ко мне босыми, голыми, в одних шароварах из разноцветных лоскутов и в рваных одеждах. Я приветствовал его (Вашмигира), передал ему послание его брата и сообщил ему о тех странах, деньгах и т. д., которыми он завладел. Услышав это, Вашмикир сказал: “Он надел черное и поступил на службу к носящим черное, т. е. к аббасидским халифам”. Я не переставал обнадеживать его и возбуждать его алчность, пока он не пошел со мной. Когда мы добрались до Казенна, я всячески убеждал его надеть черное, но он отказался, однако, после больших усилий он надел. Я видел также проявления его невежества, о которых мне стыдно рассказывать. Но впоследствии счастье дало ему, что было предопределено ему втайне, и он сделался одним из лучших царей по управлению государствами и руководству пасомыми.

Об убийстве Мардавиджа

VIII, 103. В этом, 323 [934/5], году был убит тюрками Мардавидж, владетель Дейлема.

О захвате Лашкари Азербайджана и об убийстве его

VIII, 122. В этом же, 326 [937/8], году захватил Лашкари ибн-Марди Азербайджан.

Этот Лашкари более могущ, чем тот, о котором мы [92] уже говорили; он был наместником Вашмигира в области ал-Джабаля. Собрав много средств и воинов, он пошел на Азербайджан, которым управлял тогда курд Дайсам, сын Ибрахима, один из сторонников (военачальников) ибн-абу-с-Саджа. Собрав войска, Дайсам вступил в войну с Лашкари, но был обращен в бегство; однако он снова вернулся, собрал войско и сразился с Лашкари, но снова был обращен в бегство, после чего Лашкари завладел его областями, кроме Ардебиля, столицы Азербайджана, жители которого отказались сдаться, полагаясь на его недоступность и на свою силу и храбрость. Поэтому Лашкари вступил с ними в переписку и обещал относиться к ним хорошо, так как до этого дейлемиты дурно обращались с городами ал-Джабаля, с Хамаданом и другими. Лашкари осадил их, но осада продолжалась долго. Тогда его войска поднялись на стену, сделали в ней брешь во многих местах, и вступили в город. Лашкари, бывало, входил в него днем и выходил ночью к своим войскам 29. Жители города поспешили заделать брешь в стене; они выказали неповиновение и снова завязали войну. Лашкари раскаялся в своих злоупотреблениях и недостатке религиозности. Жители же Ардебиля послали Дейсаму сообщить о положении дела и назначали ему день, в который он должен явиться к ним для того, чтобы они выступили из города против Лашкари, а он напал бы на него сзади. Дейсам так и сделал: он направился к ним, и они все вместе выступили в назначенный день в большом количестве и вступили в сражение с Лашкари. Дейсам наступил на него сзади и он обратился в страшное бегство и многие из его сторонников были убиты. Лашкари удалился в Мукан, где испахбед, известный под прозвищем ибн-Даула, оказал ему почести и широкое гостеприимство.

Собравшись с силами, Лашкари пошел на Дейсама и, так как ему пришел на помощь ибн-Даула, то Дейсам бежал от него и переправился через Аррасс. Вслед за ним перешли и некоторые войска Лашкари. Дейсам снова бежал и отправился в Рей к Вашмигиру, которого он пугал Лашкари и которому он обязался вносить ежегодно известную сумму, если он пошлет с ним войска против Лашкари. Вашмигир удовлетворил его просьбу: он послал с ним войска. С другой стороны войска Лашкари известили Вашмигира о своей преданности ему и о том, что как только они увидят его войска, перейдут к нему против Лашкари. Перехватив эти письма, Лашкари скрыл их от них (сторонников Вашмигира), но когда войска Вашмигира [93] стали приближаться к нему, он, созвав свои войска, сообщил им об этом и сказал, что он не может с ними воевать с Вашмигиром и поэтому, он поведет их к Зузану и ограбит расположенные на его пути армянские селения, а затем пойдет на Мосул и овладеет им и другими городами.

Войска одобрили его план, и он вторгся в Арминию неожиданно для ее жителей, ограбил ее, взял добычу и пленных и с большой добычей прибыл в Зузан. Он расположился в области какого то армянина, который предложил ему деньги лишь бы только оставил его и его округ в покое и он согласился; но потом армянин, устроив в каком-то узком месте засаду, приказал некоторым из своих захватить кое-что из имущества Лашкари и уйти в сторону того узкого места, что те и сделали. Узнав об этом, Лашкари, сев на коня, погнался за ними во главе пяти человек, но против него вышла засада и убила его и тех, кто был с ним. Вышедшие за ним его войска, увидев, что он и те, кто был с ним, убиты, вернулись обратно и выбрали его сына, Лашкаристана, начальником над собой. Они решили направиться к Китову перевалу, который находился за Джуди (Арарат) чтобы, оставив там в безопасном месте свои стада, снова вернуться в город армянина Тарам, чтобы отомстить ему. Узнав об этом, Тарам раположил своих людей по тем теснинам с тем, чтобы они бросали в них (войска Лашкари) камни и мешали им пройти. Таким образом они (армяне) убили много людей и лишь немногие из них спаслись.

В числе спасшихся был и Лашкаристан, который вместе с оставшимися в живых отправился в Мосул к Насир ад-Давле ибн-Хамдана, причем часть войск Лашкаристана осталась у Насира, а другая спустилась в Багдад. Что касается тех, которые остались в Мосуле, то Насир ад-давла послал их с двоюродным братом, абу-Абдаллах ал-Хусайн ибн-Саи'да ибн-Хамдана, в находившиеся в его руках части Азербайджана в тот момент, когда туда явился Дейсам, чтобы захватить их. Дело в том, что абу-Абдаллах был в это время начальником “полиции” в Азербайджане, от имени своего двоюродного брата, Насир ад-Давла. Против него именно и направился Дейсам и сразился с ним, и так как ибн-Хамдан не в силах был противостоять ему, то он покинул Азербайджан, которым Дейсам и завладел.

О захвате дейлемитами Азербайджана

VIII, 136-37. Азербайджан находился в руках курда Дейсама, сына Ибрахима, который раньше состоял при [94] Юсуфе ибн-абу-с-Саджа и служил ему, пока не завладел Азербайджаном. Как он, так и его отец придерживались учения шариев. Отец был приверженцем Харуна-мятежника, и поэтому когда Харун был убит он бежал в Азербайджан, где он женился на дочери одного из курдских начальников, которая и родила ему Дейсама. Поступив позднее на службу к ибн-абу-с Саджу, Дейсам стал возвышаться и приобретать вес; он настолько подвинулся вперед, что после Юсуфа ибн-абу-с-Саджа он завладел Азербайджаном.

Большинство его войск составляли курды, за исключением небольшой части деилемитов и армян Вашмигира, которые остались при нем по прибытии в Азербайджан, куда они его сопровождали. Позднее курды усилились, начали командовать им, Дейсамом, и захватили часть его крепостей и окраины его владений. В виду этого он решил искать помощи у дейлемитов и, поэтому, взял к себе большое количество их. Среди них был и Су'лук ибн-Мухаммед ибн-Мусафир 'Али ибн-ал Фадл и другие, которым Дейсам оказал почести и отнесся к ним хорошо. С их помощью он отнял у курдов захваченные ими у него области и арестовал несколько начальников. Везиром у него был абу-л-Касим 'Али ибн-Джафар из жителей Азербайджана. Будучи оклеветан врагами и страшась Дейсама, абу-л-Касим бежал в Тарам к Мухаммеду ибн-Мусафира. Прибыв туда, он заметил, что сыновья Мухаммеда, Вахсудан и Марзбан, не доверяя отцу, захватили несколько его крепостей. Причина их недоверия — его дурное обращение как с ними, так и с другими. Позднее они схватили своего отца, Мухаммеда, сына Мусафира, отняли у него имущество и запасы, так что он остался один в другом замке без денег и без оружия.

Познакомившись с положением ‘Али ибн-Джафар сблизился с Марзбаном и поступил к нему на службу. Затем он стал возбуждать в нем желание захватить Азербайджан, гарантируя ему поступление больших сумм, способ добывания которых якобы он один знал. Мухаммед назначил его своим везирем и начал его сводить с теми двумя лицами, про которых они выше говорили, что они были ши'итами. Дело в том, что 'Али ибн-Джа'фар был одним из миссионеров батинизма, к которому принадлежал, как было известно, и Марзбан. Дейсам же придерживался, как мы уже упомянули, точки зрения хариджитов в вопросе об их ненависти к 'Али, мир ему!... В виду этого находившиеся у него (Дейсама) дейлемиты отшатнулись от него, а ‘Али ибн-Джа'фар начал переписываться [95] с теми, кто отвернулся от Дейсама, и склонять их на сторону Марзбана. Большинство их, и, в частности, дейлемиты, согласились с ним, и он изменил Дейсаму.

После этого Марзбан пошел в Азербайджан; ему навстречу выступил Дейсам, но когда они подошли друг к другу, чтобы начать битву, дейлемиты и за ними много курдов перешли на сторону Марзбана, под его покровительство. Тогда Марзбан атаковал Дейсама, и тот бежал с некоторыми из своих в Арминию, ища убежища у Хачика ибн-ад-Дейрани, с которым он был в дружбе, и Хачик принял Дейсама и оказал ему почести, и он начал объединять курдов. Друзья его советовали ему удалить из своего войска дейлемитов, чуждых ему по национальности и вероисповеданию, но он не послушался их.

Таким образом, Марзбан завладел Азербайджаном, и дела его шли хорошо до тех пор, пока не испортились отношения между ним и его везирем, 'Али ибн-Джа'фара. Причина размолвки между ними в том, что 'Али повел себя дурно с людьми (войсками) Марзбана и они сговорились против него. Почувствовав это, 'Али обманул Марзбана, соблазнив его обещанием собрать с жителей, Тебриза много денег, и Марзбан дал ему армию из дейлемитов и послал его туда. ‘Али, устроившись там, склонил на свою сторону жителей города, сообщив им, что Марзбан послал его к ним только для того, чтобы отнять у них деньги; он побуждал их перебить находившихся у них, в Тебризе, дейлемитов и написать Дейсаму, чтобы он прибыл к ним. Жители согласились с ним, и он написал Дейсаму.

И набросились жители Тебриза на дейлемитов и перебили их; Дейсам же двинулся во главе собравшихся у него войск в Тебриз, и так как Марзбан дурно обращался с поступившими под его защиту курдами, то они, как только услышали, что Дейсам собирается итти в Тебриз, ушли к нему. Узнав об этом, Марзбан раскаялся в том, что он оттолкнул от себя 'Али ибн-Джа'фара. Но потом, снарядив войска, пошел на Тебриз и сразился с Дейсамом вне города. Дейсам и курды бежали и снова укрепились в Тебризе. Марзбан осадил их и тогда же начал налаживать дело с ‘Али ибн Джа'фаром: он послал ему послание и дал ему клятву исполнить все, что он пожелает. 'Али ответил ему: “Из всего, что ты мне предлагаешь, я хочу лишь мира и освобождения от работ”. Марзбан исполнил его желание, в чем он и поклялся.

Так как осада продолжалась долго, то Дейсам ушел из Тебриза в Ардебиль. К Марзбану вышел из города 'Али [96] ибн-Джа'фар и вместе с ним пошел на Ардебиль, оставив у Тебриза часть войск для продолжения осады, а сам осадил Дейсама в Ардебиле. Видя, что осада продолжается долго, Дейсам написал Марзбану и попросил у него мира, тот ответил ему согласием, и они помирились, а Марзбан занял Ардебиль и оказал Дейсаму почести и уважение и исполнил все, в чем он ему поклялся.

Позднее, боясь за себя, Дейсам попросил у Марзбана разрешения отправиться в свою крепость, что в Тараме, в которой он будет жить с семьей, довольствуясь тем, что он получит из нее (земли) и не требуя ничего больше. Марзбан удовлетворил его просьбу, и Дейсам остался жить в крепости со своей семьей.

Об овладении русами городом Барда'а 30

VIII, 146. В этом, 332 [943/4], году отряд русов вышел к морю и направился в некоторые стороны Азербайджана. Сев на корабли в море, они поднялись по реке Курр — это большая река — и дошли до города Барда'и. И вышел к ним наиб Марзбана в Барда'е во главе многих дейлемитов и добровольцев, числом больше пяти тысяч человек. И они встретились с русами. И не прошло часа, как мусульмане обратились в бегство перед ними и все дейлемиты были перебиты. И погнались за ними русы до города, и убежали те, у кого были верховые животные, и покинули город, который заняли русы и объявили в нем аман и повели себя хорошо.

И пришли мусульманские войска со всех сторон, и русы вступили с ними в сражение, но мусульмане не в силах были противостоять им. И выходил городской люд и бросал в них камнями и кричал на них. Русы запрещали им делать это, но те не воздерживались, за исключением рассудительных из них, которые сдерживали себя, тогда как простой народ и чернь не сдерживали себя. В виду того, что это дело продолжалось, их (русов) глашатай объявил, чтобы жители города через три дня покинули его и не оставались в нем. И вышли из него те, у кого было на чем выехать, но большинство осталось после указанного срока. Тогда русы начали их рубить и убили много народу из них и взяли в плен, кроме убитых, несколько тысяч человек, а остальных собрали в мечети и сказали им: “Выкупайте себя, иначе мы вас убьем”.

За них, мусульман, заступился какой-то христианин и определил взять с каждого мужчины двадцать дирхемов. Это [97] условие приняли только разумные из них. Но увидев, что от них, мусульман, ничего не получается, русы перебили всех их, за исключением тех, кто бежал, и захватили имущество их, и сделали рабами пленных, и выбрали из женщин тех, кто им понравился.

О выступлении Марзбана против их (русов) и об одолении их

VIII, 146-47. После того как русы поступили с жителями так, как мы упомянули, мусульмане нашли это ужасным; они начали призывать друг друга к войне против русов. И собрал Марзбан ибн-Мухаммеда людей, и предложил им выступить в поход. И дошло число собравшихся у него войск до тридцати тысяч, и выступил он во главе их, но не был в состоянии противостоять русам. Он сражался с ними по утрам и по вечерам, но всегда возвращался разбитым. Так продолжалось много дней. Русы направились было к Марате и, так как они поели много фруктов, то заболели какой-то болезнью, и среди них распространились болезни и смерть; и так как дело затянулось для Марзбана, то он прибег к хитрости: он решил устроить им засаду, а затем выступить против них во главе своих войск и делать вид, что бежит от них, но когда выступит засада, повернуть против них. И предложил он это своим войскам. И устроил засаду, а затем, встретился с ними и они сразились. И сделал Марзбан и его войска вид, что они бегут перед ними, и русы погнались за ними и перешли место засады, но войска Марзбана продолжали бежать без оглядки.

”И я закричал на войска”, — рассказывал Марзбан, — “чтобы они вернулись, но они не сделали этого из-за охватившего еще раньше их сердца страха, перед русами, и я убедился, что если войска будут продолжать бежать, то русы убьют большинство их, а затем возвратятся к засаде и, догадавшись где она, перебьют всех, сидевших в ней до последнего. И я вернулся — говорил он, — один, а за мной последовал мой брат и мой сахиб. Я решил умереть мучеником за веру; тогда большинство дейлемитов, устыдившись, повернули обратно, и мы сразились с ними и вызвали засаду условленными между нами знаками, и вышла засада сзади их, и мы мужественно сразились с ними, и многих из них убили, в том числе и их эмира, а остальные бежали в городской замок, называемый Шахристаном, куда они перевезли до этого много провианта и взяли с собой пленных и имущество”. [98]

И осадил их Марзбан и стойко стоял против них 31. Но в это время он получил известие, что абу-Абдаллах ал-Хасан ибн-Са'ид ибн-Хамдан выступил в Азербайджан и что он приближается к Салмасу, ибо его двоюродный брат, Насир ад-Давла, послал его захватить Азербайджан. Когда весть об этом дошла до Марзбана, он оставил против русов отряд для их осады, а сам пошел на ибн-Хамдана и сразился с ним. Потом выпал снег и войска ибн-Хамдана разошлись, так как большинство их состояло из бедуинов. После этого он (абу-Абдаллах) получил письмо от Насир ад-Давлы, в котором он сообщал ему о смерти Тузуна и о его желании спуститься в Багдад и приказывал ему возвратиться к нему; и он возвратился. Что касается войск Марзбана, то они продолжали биться с русами.

И усилилась болезнь среди русов и, так как они зарывали вместе с умершим человеком его оружие, то мусульмане извлекли из могил, после ухода русов, много его. Затем они (русы) выступили ночью из замка и понесли на своих спинах сколько пожелали денег и другого имущества, направились они к Курру и сели на свои корабли и ушли, и так как войска Марзбана не в силах были преследовать их и отнять что было с ними, они их оставили и бог очистил страну от них.

О разделении государства на ленные участки и о разорении его

VIII, 163-64. В этом, 334 [946/6], году войска возмутились против Му'изз ад-давлы и заставили его выслушать много неприятного; поэтому он обязался выдать им их жалованье в известный указанный им срок, из-за чего он вынужден был грабить людей и взимать с них деньги незаконными средствами. Так он пожаловал своим полководцам и друзьям 32 все деревни 33, принадлежащие султану и землевладельцам, вследствие чего закрылось большинство диванов и чиновники остались без работы. Страна еще раньше разорилась от междоусобиц, дороговизны и грабежей. Полководцы захватили благоустроенные деревни, благосостояние которых увеличилось при них и доходы с них возросли благодаря их высокому положению; поэтому Му'изз ад-давла не мог обратно взять их (пожалованные участки). [99]

Что касается нижних чинов (?), то пожалованные им земли еще больше разорялись и они возвратили их и потребовали взамен их новые, и им дали. Воины перестали заботиться о каналах в угодьях и об очистке их лож, и поэтому они испортились и большинство их не действует. Гуламы феодалов начали обижать население и взимать подати раньше установленного срока, а если кто-нибудь не был в состоянии внести налог, у него отнимали землю. Кроме того, Му'изз ад-давла поручил охрану каждой местности кому-либо из своих высокопоставленных друзей и тот превращал ее в усадьбу для жилья и тем он сделал их более жадными. К ним стали собираться братья 34. Военачальники жаловались на недостаток доходов (продукции) с земель, но ни везир, ни кто другой не мог это проверить, ибо если кто оспаривал это, они становились его врагами. Поэтому их не трогали, и они делали что хотели и их аппетиты росли бешено. Вследствие этого Му'изз ад-давла не мог запастись провиантом на случай неожиданных бедствий и событий. Он чрезвычайно много жаловал земельные участки своим гуламам из тюрок, чем вызвал зависть со стороны дейлемитов, недовольство и раздоры, что привело к тому, о чем мы будем дальше говорить.

О походе Марзбана в Рей

VIII, 172-73. В этом, 337 [948/9], году Марзбан Мухаммед ибн-Мусафир, владетель Азербайджана, совершил поход в Рей. Поводом к тому послужило то, что до него дошло известие, что хоросанские войска выступили в Рей, и что это отвлечет Рукн ад-давлу от него. Кроме того, он послал к Му'изз ад-давле посланца и тот сбрил бороду 35 и выругал его и его господина, так как он, Му'изз ад-давла, был легкомысленным. Это крайне оскорбило Марзбана и он начал стягивать войска. Кроме того, под его защиту перешли некоторые полководцы Рукн ад-давлы, которые возбуждали его надежды на Рей и уверили его, что находящиеся позади его полководцы сочувствуют ему, и он соблазнился этим. Далее, ему же писал Насир ад-давла, обещав ему помощь и посоветовав начать с Багдада, но он не послушался его. После этого он позвал своего отца и брата Вахсудана и посоветовался с ними об этом, и отец отсоветовал ему итти на Рей, но он не принял его совета. Прощаясь с ним, отец плакал и сказал: “Сын мой, где мне тебя искать после этого дня?” – [100] “Или в доме эмиратства,” — ответил Марзбан, — “или среди убитых”. Проведав об этом, Рукн ад-давла написал своим двум братьям, 'Имад ад-давле и Рукн ад-давле, и просил у них помощи. Вслед за этим 'Имад ад-давле послал ему (Рукн ад-давле) две тысячи всадников, а Му'изз ад-давла послал армию во главе с Субуктегином — тюрком и грамоту от халифа ал-Муты'лиллаха о назначении его правителем Хорасана.

Прибыв в Динавер, дейлемиты отказались подчиниться Субуктегину и внезапно напали на него ночью, но он, сев на коня дежурного (караула), спасся, и к нему перешли тюрки. Убедившись, что они не в состоянии бороться с ним, Субуктегином, дейлемиты вернулись к нему и усиленно просили простить их, и он простил их.

Рукн ад-давла начал было хитрить с Марзбаном и прибегать к разным уловкам. Так, он писал ему, выражая смирение, величал его и просил оставить его в покое, обещая передать ему Зинджан, Абхар и Казвин. Об этом посланцы часто ездили от одного к другому, пока к Рукн ад-давле не пришли подкрепления от 'Имад ад-давлы, и Му'изз ад-давлы, который привел с собой Мухаммеда ибн-Абдарраззака. Кроме того, Хасан ибн-ал-Файразан послал ему войска с Мухаммедом ибн-Макан.

Собрав, таким образом, большую силу, Рукн ад-давла арестовал несколько подозреваемых им в измене ему своих полководцев и выступил в Казвин. Марзбан понимал, что он не в силах бороться с Рукн ад-давлой, но он не пожелал из самолюбия вернуться обратно и они схватились, причем войско Марзбана обратилось в бегство, а сам попал в плен и был отведен в крепость Семирам и заключен в нее. Рукн ад-давла возвратился к себе, а Мухаммед ибн-Абдураззак расположился где-то в Азербайджане. Что касается войск Марзбана, то они согласились избрать его отца, Мухаммеда ибн-Мусафира, начальником над собой, но сын его, Вахсудан, бежал от него в свой замок.

Мухаммед, однако, повел себя дурно с войсками, и они хотели его убить, но он бежал к своему сыну, Вахсудану, и тот схватил его и притеснял пока тот не умер. После этого Вахсудан не знал, как дальше поступить. Поэтому он вызвал к себе Дейсана-курда, которому курды повиновались, подкрепил его и послал против Мухаммеда ибн-Абдарраззака. И они сразились, и Дейсам обратился в бегство, а Абдарраззак усилился, и остался в известной части Азербайджана и собирал с нее подати. Позднее, а именно в 338 [949/50] году, он возвратился в Рей; он написал эмиру Нуху, послал ему подарки и просил прощения, и тот [101] простил его и написал Вашмигиру, чтобы он заключил с ним, Абдарраззаком, перемирие, и тот заключил. После этою Муххамед возвратился в Туc. Это было в (3)39 [950] году, когда Мансур выступил в Рей.

О бегстве Дейсама из Азербайджана

VIII, 180-81. В этом, 342 [953/4], году бежал из Азербайджана Дейсам ибн-Ибрахим абу-Селим. Мы уже упомянули о захвате им этой страны. Что касается причины его бегства, то она в следующем: Рукн ад давла ибн-Бувайх схватил было одного из его, Дейсама, полководцев по имени Али ибн-Миски, но тот бежал из тюрьмы и направился в ал-Джабаль. Собрав там войска, он отправился к Вахсудану, брату Марзбана, и, сговорившись с ним, совместно действовали против Дейсама. После этого Марзбан завладел крепостью Семирам, о чем мы упомянем дальше.

И дошли его письма о его освобождении до его брата и до 'Али ибн-Миски; писал он и дейлемитам и склонял их на свою сторону. Но Дейсам не знал об освобождении Марзбана и думал, что против него борятся Вахсудан и ‘Али ибн-Миски.

И был у него, Дейсама, везир, известный под прозванием абу-Абдаллах ал-На'ими. Почувствовав жадность к его деньгам, Дейсам схватил его и на его место назначил человека, который раньше был секретарем у ал-На'ими. Последний постарался сделать все, о чем ни просил у него Дейсам, и поручился внести деньги за того секретаря, и Дейсам освободил его (ан-На'ими), передал ему его секретаря и восстановил его в прежнем его положении. После этого Дейсам выступил из Ардебиля, оставив в нем ан-На'ими собирать деньги, которые он выдал Дейсаму. Но он, На'ими, убил того секретаря и бежал с собранными деньгами к 'Али ибн-Миски. Узнав об этом недалеко от Зинджана, Дейсам возвратился в Ардебиль. Против него возмутились дейлемиты, но он роздал им имевшиеся при нем деньги и они успокоились.

Получив извещение, что ‘Али ибн-Миски идет на Ардебиль во главе небольшого отряда, Дейсам выступил против него. Встретившись, они сразились между собой, и так как Дейлемиты перешли на сторону Али, то Дейсам бежал во главе немногих курдов в Арминию, цари которой помогли ему тем, чем он мог существовать. Но узнав потом, что Марзбан выступил из крепости Семирам в Ардебиль, что он овладел Азербайджаном и послал против него армян, Дейсам не мог остаться и бежал из Арминии в Багдад, в который он прибыл в этом году. Его здесь принял Муизз [102] ад-давла, оказал ему почести и обошелся с ним очень хорошо, и Дейсам жил у него в полном довольстве. Позднее родственники и друзья в Азербайджане писали ему (Дейсаму) и вызывали его туда, и он покинул в (3)43 году Багдад. Он просил Му'изз ад-давлу помочь ему войсками, но тот отказал ему, так как Марзбан примирился с Рукн ад-давлой и породнился с ним и потому Му'изз ад-давла не мог итти против Рукн ад-давлы. Ввиду этого Дейсам отправился к Насир ад-давле ибн-Хамдана в Мосул просить помощи, но тот отказал ему в ней. Тогда Дейсам отправился в Дамаск к Сейф ад-давле и прожил у него до 344 [955/6] года.

И случилось как-то, что против Марзбана возмутился народ в Баб-ал-абуабе, и он пошел на него. Тем временем один из курдских вождей Азербайджана послал к Дейсаму звать его в Азербайджан, обещая помочь ему овладеть им. Дейсам выступил туда и овладел Салмасом. Против него Марзбан послал одного из своих военачальников, и тот сразился с ним, но так как войска упомянутого военачальника перешли на сторону Дейсама, то он бежал, а Дейсам остался в Салмасе. Однако, когда Марзбан покончил с восставшими против него (в Дербенде), он возвратился в Азербайджан и когда стал приближаться к Дейсаму, тот покинул Салмас и пошел опять в Арминию к ибн-ад-Дейрани и ибн-Хачику, так как полагался на них. Марзбан послал ибн-ад-Дейрани приказ схватить Дейсама, но тот все откладывал, однако после он задержал его из боязни перед Марзбаном. После этого Марзбан приказал ему привести его к нему, но тот опять откладывал, однако он вынужден был выдать его. Приняв его (Дейсама), Марзбан вырвал ему глаза и ослепил его, а затем заключил его в тюрьму.

По смерти Марзбана, некоторые из его друзей (войск) чтобы избежать его затаенной злобы, убили Дейсама.

О захвате Марзбаном Семирама

VIII, 181. Мы уже упомянули о взятии Марзбана в плен и заключении его в Семирам. Что же до его освобождения, то оно произошло таким образом. Его мать, дочь Джастана. сына царя Вахсудана, использовала несколько лиц для его освобождения. Эти лица отправились в Семирам и показали вид, что они купиы и что Марзбан, взяв у них ценные материи, не заплатил их стоимости. И они обратились к мутаваллию Семирама, известному под именем Шир-Асфар, и сообщили ему об учиненной Марзбаном несправедливости, прося допустить их к нему, чтобы произвести с ним [103] расчет и получить от него письмо с его почерком к его матери об уплате им денег. Сжалившись над ними, Шир-Асфар допустил их к нему. Они потребовали от Марзбана свои деньги, но он не признал долга. Кто-то, однако, подмигнул ему и тот догадался, признал их долг и сказал: “Ждите, пока я не вспомню ваш долг, так как я не знаю его размера”. И купцы остались там. Они давали большие деньги Шир-Асфару и войскам и обещали им громадные суммы, если им удастся получить свои деньги от Марзбана. Благодаря этому они начали входить в крепость без разрешения и часто бывать у Марзбана. Они передали ему деньги от его матери и разные вести и получили от него находившиеся при нем деньги.

У Шир-Асфара был молодой красивый гулам, который носил его щит и его вилы. Марзбан питал к этому юноше сильную любовь и страсть и дал ему много денег из тех, что получил от своей матери. С этим юношей Марзбан сговорился относительно того, что он хотел сделать: тот достал ему щит и пилы, и он распилил свои цепи. Они, Марзбан, гулам и приехавшие для освобождения Марзбана, сговорились убить Шир-Асфара в известный день.

Шир-Асфар раз в неделю в тот самый, назначенный заговорщиками день, приходил к Марзбану, чтобы проведать его и осмотреть его цепи и утешать его, а потом уходил, и вот, когда наступил назначенный день, один из тех купцов вошел к Марзбану и остался у него, другой сел у ворот, а остальные остались у ворот крепости в ожидании, когда их позовут. Шир-Асфар входит к Марзбану, который приветливо его встречает и просит освободить его; он предлагает ему громадные деньги и много поместий, но тот отказывает ему в просьбе, говоря: “Я никогда не изменю Рукн ад-давле”. Тогда Марзбан встает, высвободив свои ноги из цепей, идет к двери, берет у гулама щит и вилы, возвращается к Шир-Асфару и вместе с сидевшим у него купцом убивает его. Против него поднимается человек, который находился у ворот крепости, но он и его убивает, и к нему входят те, которые стояли у ворот крепости.

Войска, охранявшие крепость, были рассеяны; услышав Щум, они собрались и, увидев, что их начальник убит, попросили амана, и Марзбан даровал им его и вывел их из крепости. И собрались у него (Марзбана) его сторонники и число его войска увеличилось, после чего он ушел к своей матери и своему брату и овладел страной, как мы выше упомянули. [104]

О походе Сейф ад-давлы ибн-Хамдана

VIII, 183. В этом году, 343 [954/5], в месяце раби'е [июле] совершил Сейфад-давла ибн-Хамдана поход в страну румов, убивал и брал в плен. Между убитыми был и Константин, сын доместика. Это было черезчур тяжело для румов и для доместика, поэтому последний, собрав войска румов, русов, болгар и других, направился к границе. Против него выступил Сейфад-давла ибн-Хамдана. Они встретились в ша'бане ал-Хадаса. Между ними завязался сильный бой; обе стороны выказали большую стойкость, но всевышний бог даровал потом победу мусульманам. Румы обратились в бегство, и из них и из тех, кто был с ними, было убито много народу, причем зять доместика и племянник от сестры, а также много батриков были убиты, а сам доместик возвратился разбитым, печальным.

О смерти Марзбана

VIII, 187. В рамадане этого, 346 [ноябрь 957], года скончался в Азербайджане его владетель — Салар Марзбан. Потеряв надежду на выздоровление, он обещал власть после себя своему брату, Вахсудану, а после него — своему сыну Джастану, сыну Марзбана. До этого Марзбан обратился к своим наибам в крепостях, чтобы они передали их только его сыну — Джастану, а если он умрет другому сыну, Ибрахиму, а если и тот умрет, то сыну Насиру, но если никто из них не останется в живых, то своему брату – Вахсудану. Составив такое завещание своему брату, Марзбан познакомил его с установленными между ним и его наибами в крепостях условными знаками, по которым он мог получить их крепости от них.

По смерти Марзбана, его брат Вахсудан послал им (комендантам крепостей) свою печать и условные знаки, но те показали посланным первое завещание Марзбана. Вахсудан подумал, что его брат этим обманул его и поэтому он остался у своих племянников, но так как те стали править одни, без него, то он ушел, как беглец, из Ардебиля в Тарам.

И стал Джастан единовластно управлять делами, а братья его повиновались ему. И назначил он своим везиром абу-Абдаллаха ан-На'ими. И явились к нему, Джастану, полководцы его отца, кроме Джастана, сына Шармазана, который, будучи правителем Арминии, решил захватить ее.

Что касается Вахсудана, то он начал интриговать между своими племянниками, ссорить их между собой и [105] возбуждать против них их врагов, пока не достиг своей цели и не убил некоторых из них.

О появлении Мустажира-биллах

VIII, 190. В этом, 349 [960/1], году появился в Азербайджане один из детей Исы, сына халифа ал-Муктафи-биллах [902—908] и назвался ал-Мустажир-биллах. Он присягнул ар-Ризе из семьи Мухаммеда, надел шерстяную одежду, поступал справедливо и запрещал делать незаконное. Число его последователей росло. Его появление было вызвано следующими обстоятельствами: Джастан, сын Марзбана, владетель Азербайджана, оставив политику своего отца по отношению к войскам, занялся забавами и советами с женщинами. Джестан же, сын Шармазана, находился в Арминии, в укрепленном месте, а Вахсудан — в Тареме, где он интриговал между своими племянниками, чтобы их поссорить между собой. Далее Джастан, сын Марзбана. арестовал своего везира ан-На'ими, а так как он был связан родством с везиром Джастана, сына Шармазана, абу-л-Хасан Убайдуллахом ибн-Мухаммеда ибн-Хамдавейхи, то этим арестом ан-Но’айми был крайне недоволен абу-л-Хасан и поэтому он побудил своего господина вступить в переписку с Ибрахимом, сыном Марзбана, находившимся в Арминии. И он действительно написал ему и соблазнял его властью, и тот выступил к нему и вместе направились к Мараге и завладели им.

Узнав об этом, Джастан, сын Марзбана, вступил в пере писку с ибн-Шармазаном и его везиром, абу-л-Хасан и примирил их и обязался освободить ан-На'ими, и тот отказался помогать Ибрахиму. Убедившись затем в лицемерии ибн Шармазана, Джастан и его брат вступили в переписку между собой и согласились действовать против него.

После этого он, На’ими, бежал из тюрьмы Джастана, сына Марзбана, и ушел в Мукан. Он начал писать ибн-'Исе ибн-ал-Муктафи-биллах и соблазнять его халифатством, обещав ему собрать войска и овладеть Азербайджаном, а затем, усилившись, пойти на Багдад. Ибн-'Иса, соблазнившись, выступил к нему (ан-На'ими) во главе трехсот человек. К нему затем присоединился Джастан, сын Шармазана, и он усилился им. Ему также присягнули люди, так что его движение приняло большие размеры. Против них (сторонников ибн-'Исы) выступили Джастан и Ибрахим, сыновья Марзбана, с целью сразиться с ними, и когда они схватились, сторонники Мустажира рабежались, а сам он попал в плен и был уничтожен; по мнению одних, он был убит, а по мнению других умер естественной смертью. [106]

О том, как Вахсудан схватил своих племянников и убил их

VIII, 190-91. Что касается Вахсудана, то он, видя несогласия между своими племянниками и что они интригуют друг против друга, написал после сражения с Мустажиром Ибрахиму и просил посетить его; и тот посетил его, и дядя оказал племяннику почести и подарил ему столько, что тот был очень доволен. Вахсудан написал и другому своему племяннику, Насыру, и соблазнил его, и тот покинул своего брата, Джастана, и пошел в Мукан. За ним пошло и большинство войска, которое, найдя способ собирать деньги, покинуло Джастана. Благодаря им Насыр осилил своего брата Джастана и завладел Ардебилем. Но после этого войска потребовали от Насыра денег и, так как он не в состоянии был удовлетворить их просьбу, ибо его дядя Вахсудан не захотел ему помочь, и так как он понял, что он (дядя) только соблазнял его, то он (Насыр) вступил в переписку со своим братом Джастаном, и они помирились и объединились. Но в виду крайнего недостатка средств, расстройства дел и захвата удельными правителями отдельных, управлявшихся ими, областей, Джастан и его брат Насыр, дети Васхудана, вынуждены были отправиться со своей матерью к своему дяде Вахсудану. Об этом они предварительно писали ему и, заручившись от него всякими обязательствами, направились к нему. Но когда они прибыли к нему, он нарушил свои обязательства и поступил с ними вероломно: он схватил их, Джастана, Насыра и их мать, подчинил себе их войска и эмиром назначил своего сына, Измаила, которому он и передал большинство своих крепостей. Затем достал деньги и удовлетворил ими войска.

Что же касается Ибрахима, который ушел в Арминию, то он стал приготовляться, чтобы бороться с Измаилом и освободить двух своих братьев из тюрьмы своего дяди Вахсудана. Проведав про это и увидев, что все настроены против него, Вахсудан поспешил убить своих племянников Джастана и Насыра, и их мать, а затем написал Джастану, сыну Шармазана, и просил его итти против Ибрахима, подкрепив его деньгами и войсками. Тот исполнил его просьбу, и Ибрахим вынужден был бежать снова в Арминию. И завладел ибн-Шармазан его лагерем и городом Марагой вместе с Арминией.

VIII, 197. В этом же, 352 [963], году, в раби'е, армяне, собравшись в большом количестве, выступили против [107] города ар-Рухи; они напали на него и, взяв добычу и пленных, возвратились обратно, обремененные добычей.

О возмущении Наджи и его убийстве, и о захвате Сейф-ад-давлой части Арминии

VIII, 197-98. Мы уже упомянули в числе событий 352 года о том, как поступил Наджа, гулам Сейф ад-давлы ибн Хамдана с жителями Харрана и как он отнял у них их имущество. Собрав там большие средства, он почувствовал себя сильным, возгордился и выказал неблагодарность своему благодетелю. Мало того, он пошел на Маяфарикин и направился в Арминию, большая часть которой была до этого захвачена одним арабом, известным под прозвищем абу-л-Вард. Наджа сразился с абу-л-Вардом, убил его и захватил его крепости и города Хилат, Мелазгерд, Муш и другие; ему же достались и громадные средства абу-л-Варда, что и побудило его восстать против Сейф ад-давлы.

И случилось так, что Му'изз ад-давла ибн-Бувайх выступил из Багдада в Мосул и Нисибин, занял их и выгнал из них, как мы ниже увидим, Насыр ад-давлу. Наджа вступил с ним в переписку и послал к нему в Нисибин посланцев, предлагая помочь ему против своих клиентов Бану-Хамдан. Но когда Му'изз ад-давла возвратился в Багдад и примирился с Насыр ад-Давлой, Сейф ад-давла выступил против Наджи, чтобы бороться с ним за его возмущение против него и неповиновение ему. Однако, как только Сейф ад-давла прибыл в Маяфарикин, Наджа бежал от него, и Сейф ад-давла захватил его города и крепости, которые Наджа отнял у абу-л-Варда.

Многие из сторонников Наджи просили у него (Сейф ад-давлы) амана, но он их убил; попросил у него амана и брат Наджи, и он обошелся с ним хорошо и оказал почести. Потом Сейф ад-давла послал Надже письмо, в котором он заманивал его и страшал, и когда тот явился к нему, он обошелся с ним хорошо и восстановил в прежнем его положении. Однако, позднее, а именно в раби'е 354 года (марте 965) гуламы Сейф ад давлы накинулись на Наджу в доме Сейф ад-давлы в Маяфарикине, и убили его перед ним [Сейф ад-давлой], которому сделалось при этом дурно. Затем труп Наджи вынесли и бросили в канаву и грязь, где он лежал до следующего дня, когда его извлекли и похоронили.

VIII, 202. В этом же, 354 [965], году какое-то тюркское племя вторглось в страну хазар, которые обратились [108] за помощью к жителям Хорезма, но те отказались им помочь, сказав им: “Вы неверующие, но если вы примете ислам, мы вам поможем”, — и те приняли ислам кроме их царя. Тогда хорезмийцы пришли им на помощь и выгнали тюрок из их страны. После этого и царь их принял ислам.

О бегстве Ибрахима, сына Марзбана

VIII, 204. В этом, 355 [966], году бежал из Азербайджана в Рей Ибрахим, сын Марзбана. Причина была следующая. После того, как Ибрахим, сын Марзбана, бежал в 349 году, как мы уже говорили, от Джастана, сына Шармазана, в Арминию, он начал готовиться и снаряжаться, чтобы вернуться в Азербайджан. В то время цари Арминии были из армян и курдов. Ибрахим завел сношения с Джастаном, сыном Шармазана, и примирился с ним, после чего к нему явилось много народа (войска). Кроме того, случилось так, что в это время скончался Исмаил, сын его дяди Вахсудана, поэтому он (Ибрахим) пошел на Ардебиль и овладел им; бывший же там абу л-Касим ибн-Месики отправился к Вахсудану и присоединился к нему. Ибрахим далее отправился к своему дяде Вахсудану, чтобы отомстить ему за убийство своих братьев. Дядя Вахсудан, испугавшись его, вместе с ибн-Месики ушел в страну дейлемитов, а Ибрахим захватил области своего дяди, жестоко преследовал его сторонников и отнял у них имущество, какое ему удалось найти у них.

Что касается Вахсудана, то он, собрав войска, возвратился в свою крепость Тарам, а абу-л-Касима ибн-Месики послал во главе войска против Ибрахима. Встретившись с Ибрахимом, они сразились жестоко, и Ибрахим бежал преследуемый погоней, но его не настигли; он шел один, пока не прибыл в Рей к Рукн ад-давле, который оказал ему хороший прием и отнесся к нему прекрасно и, так как он был женат на его сестре, он оказал ему необыкновенные почести и преподнес ему ценные подарки и дары.

О возвращении Ибрахима, сына Марзбана, в Азербайджан

VIII, 205. В этом, 355 [965/6], году Ибрахим, сын Марзбана, возвратился в Азербайджан и овладел им. Это произошло так. По прибытии Ибрахима к Рукн ад-давле, о чем мы говорили выше, последний снарядил с ним войска и послал с ним устаза абу-л-Фадла ибн-ал-Амида, чтобы он восстановил его в его владениях и примирил его с [109] удельными владетелями. И пошел ибн-ал-'Амид с ним в Азербайджан и овладел им, и укрепил его в стране, и помирил с Джастаном, сыном Шармезана, которого он привел к покорности ему (Ибрахиму) так же, как и курдские племена.

Однако, когда ибн-ал-'Амид прибыл туда, в Азербайджан, и увидел, что несмотря на его громадные доходы и обилие вод, к Ибрахиму поступает весьма мало (доходов) из-за дурного его управления и неуважения народа к нему за то, что он занялся вином и женщинами, то он написал об этом Рукн ад-давле и посоветовал ему отнять у него (Ибрахима) некоторые его области и взамен их дать ему столько денег, сколько поступает с этих областей, так как ему не справиться с теми, кто в них живет, и они (области) все равно будут отняты у него. Но Рукн-ад-давле не согласился с ним, сказав: “Я не хочу, чтобы люди сказали про меня, что такой-то человек прибег к моей помощи, и я воспользовался этим.” Поэтому он приказал абу-л-Фадлу вернуться обратно и передать ему (Ибрахиму) страну, и он это сделал. Возвратившись обратно в Рей, ибн-ал-'Амид описал Рукн ад-давле положение вещей и предупредил его о потере Ибрахимом этой страны, что и случилось, когда Ибрахим был схвачен и заключен в тюрьму, как об этом скажем после.

О вторжении румов в страну мусульман

VIII, 205. В этом же, 355 [966], году в шаввале месяце [сентябре] выступили румы и направились к городу Амиду, расположились перед ним и осадили его; они сразились с его жителями, убили из них триста человек и взяли в плен около четырехсот. Но, не будучи в состоянии взять его, они ушли в Дару, и подошли близко к Нисибину. Встретив караван, шедший из Маяфарикина, они взяли его. Из страха перед ними, народ бежал из Нисибина, так что плата за вьючное животное дошла до ста дирхемов. Сейф ад-давла, находившийся в это время в Нисибине, послал гонца к бедуинам с предложением бежать с ними. Но случилось так, что румы отступили до его бегства, и поэтому он остался на месте. Что касается румов, то они из ал-Джазиры направились в Сирию и осадили Антиохию. Они долго стояли там, воюя с его жителями, но, не будучи в силах взять его, они разрушили его округ, ограбили его и возвратились в Тарсус.

Об овладении царем румов Мелазгердом

VIII, 217. В этом же, 359 [969/70], году послал царь румов армию в Мелазгерд, в Арминии, и она осадила его, [110] стеснила находившихся в нем мусульман и силой взяла его. Их (румов) могущество так возросло, что мусульмане стали их бояться везде, и их страна оказалась открытой, никем незащищенной, так что они (румы) вторгались куда хотели.


Комментарии

25. Т. е. подати, собранные во вверенной ему области

26. Что во дворце халифа; это считалось выраженном покорности и признания над собой класти халифа.

27. Т. е. его жизнь.

28. Под “Востоком” в то время подразумевали Армению, Азербайджан и западную часть Ирана.

29. Или: в свой лагерь.

30. Взято в значительно сокращенном и искаженном виде из книги ибн-Мискавейх, Tajariв il-umam. VII, 6, 135 Изд. Amedros'a.

31. Буквально: и состязался с ними в терпении (стойкости).

32. Или: приверженцам, приближенным.

33. Или: поместья, имения.

34. О каких братьях или корпорации братьев здесь говорится — нам неизвестно.

35. Сбрить кому-либо бороду против его желания по тем временам значило — глубоко оскорбить его.

(пер. П. К. Жузе)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории Азербайджана из Тарих-ал-камиль (полного свода истории) Ибн-ал-Асира. Баку. АзФан. 1940

© текст - Жузе П. К. 1940
© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© OCR - Сорокин В. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АзФан. 1940

По привлекательной цене вскрытие авто со скидками, в любое время.